Заглянуть в глаза зверю? Для всемирно известного фотографа дикой природы Дэвида Ярроу это — привычное дело. Дэвид Ярроу родился в 1966 году в Глазго, получил финансовое образование, в 1995 году создал и возглавил хедж-фонд «Клейрвилл Кэпитал».

Фотографией увлекался с юности. В 1986 году после победы сборной Аргентины в финальном матче чемпионата мира по футболу сфотографировал Диего Марадону с кубком в руке — и этот снимок, напечатанный всеми ведущими спортивными изданиями планеты, сделал Ярроу известным.

Мировую славу Ярроу принесли новаторские фотографии дикой природы — многие его работы уходят на аукционах за десятки тысяч долларов. Часть гонораров, полученных за фотографии и фотокниги, Дэвид Ярроу жертвует на защиту дикой природы.

Шотландец Дэвид Ярроу начинал как спортивный фотограф. По драматизму, диапазону и накалу эмоций спортивная фотография может дать фору многим другим жанрам фотожурналистики. Тем не менее, он решил переквалифицироваться в фотографа дикой природы.

Дэвид, что в съемках природы такое, чего вам как фотографу не хватает в других жанрах фотожурналистики?

— Я до сих пор увлечен спортом, но для меня как фотографа это уже репортажная история, а не искусство. Мне нравится думать, что теперь я не просто «останавливаю мгновения», а вкладываю в образы гораздо больше творчества. Страсть и креативность— главное, что меня мотивирует. Мне было бы гораздо труднее снимать, к примеру, натюрморты или интерьеры.

Кого из животных вы считаете самыми фотогеничными? А кого из них труднее всего снимать?

— Самый фотогеничный — тигр. От этих полосок у меня мурашки по коже. А сложнее всего снимать, пожалуй, белого медведя. Этот зверь не только очень редкий, но и весьма опасный. Чтобы сфотографировать его с близкого расстояния, нужны определенная смелость и удачливость.

Почему вы предпочитаете черно-белую фотографию?

— Черный и белый цвета — вне времени, они вносят в фотографию ощущение бессмертия. Это идеальный союз красок. А богатый черный цвет к тому же очень сексуален. Можете спросить у Тома Форда или Джорджо Армани.

Ваши любимые природные «съемочные площадки» на планете?

— Амбосели в Кении, а в Америке — Аляска и Монтана. Мне нравятся холодные места, поэтому зимой я тянусь на север. Я не большой любитель тропических лесов. Мало того, что все моментально становится мокрым, так еще и насекомые постоянно кусают.

Съемка диких животных, помимо всего прочего, довольно рискованное занятие. Как вы обеспечиваете собственную безопасность во время съемок?

— Главное — тщательная предварительная подготовка к съемке. У меня двое маленьких детей, я никогда не сделаю ничего безответственного. Люди гораздо опаснее животных — могут, к примеру, перебрать с выпивкой и начать стрелять в тебя.

Предисловие к вашей фотокниге написал принц Уильям. Как вы с ним познакомились?

— Благодаря охране окружающей среды. Принц Уильям является покровителем TUSK Trust, британского фонда, занимающегося защитой африканской дикой природы, а я — официальный фотограф TUSK. Я безумно восхищаюсь этим человеком, он вкладывает очень много сил в развитие фонда.